}
Легенда материнства и 7 советов от хозяйки Женского пляжа
Авг 16, 2020
Оливковое дерево — пробуй разбери: где женское, а где мужское
Авг 25, 2020
Show all

Как британские любители гольфа спасли черногорских партизан

Время чтения: 5 Минут






Первое поле для гольфа появилось около 600 лет назад на овцеводческой ферме, потому что игроками были обычные пастухи, а их первые мячи были из дерева. Это гораздо позже поля для гольфа неимоаерно умножатся, а сама игра уверенно войдет в высший свет. Но, главное, это концепция и принципы игры, которые воспитывают честность, реалистичность и мужество. Вы улыбнетесь от первых строк этого текста и скажете, мол, где гольф, а где черногорские партизаны. Как это связано? Да все просто. В жизни и не такое бывает. 

Все мы наслышаны о жестком противостоянии партизан нацистким захватчикам на севере Черногории в районе любимого всеми Дурмитора.

Решение Черчилля поддержать партизан помогло Югославии стать коммунистической

В 1944 году в этой геопозиции немецкие войска были особенно сильны, у них было хорошо и с провизией, и с людьми, и со снаряжением. И наоборот, Вторая партизанская дивизия Югославии была настолько ослаблена, раненных было так много, а запасов еды, медикаментов и боеприпасов настолько не хватало, что люди начинали срашно болеть, раны загнивали, а вспышки тифа и малярии в отрядах становились обычным делом.  

Тяжелей всего было эвакуировать раненных. Это был титанический труд. Их несли на носилках, и, так как бойцов не хватало, как правило, это делали женщины. Проходили каждый день по 20 км. Какой же выносливостью нужно было обладать и нечеловеческой силой, чтобы выдержать на пути не только препятствие из камней, но и реки, ущелья, овраги. Нести приходилось медленно. Иногда идти получалось по 4 месяца.  

 Среди партизан и сотрудников спецопераций оказались два офицера ВВС – капитан Филипп Лоусон и Томас Матиас.


 Я сразу сказал, что это безнадежно. 
Мой коллега меня не слушал. 
Он сразу сказал, что готов


Филип Лоусон

Делая одно дело в противостоянии с фашиствами, они перемещались всюду вместе с партизанами и, видя эту печальную картину, приходили со своим командованием к единому мнению -  нужен был воздушный мост. Но как устроить его в горной местности, где просто не бывает ровных площадок. Как найти подходящую площадь для длинной взлетно-посадочной полосы, чтобы сажать самолеты?   

Эх, в этот раз не на ровное поле для гольфа вышел он и не по мягкой ровной траве прошелся, по которой шар беспрепятственно и точно катится к своей лунке. В этот раз он жадно искал глазами что-то более-менее ровное, идя по твердым и неудобным камням. Филипп Лоусон был впереди небольшой колоны добровольцев, которые осматривала местность. Им повезло, очень быстро они нашли пшеничное поле у деревушки Брезна, которое не было ровным и идеальным. Поле распологалось под наклоном, было разрыто природными траншеями и перегорожено заборами, а еще усыпано камнями. Тогда отчаянный англичанин с его командой обратились к местным и  смогли убедить их прийти им на помощь, и все включились в работу: наспех собрали несозревший урожай, засыпали канавы и траншеи, и убрали все камни с этой земли.  

Кто бы мог подумать, что молодой юноша в 23 года будет в пододных условиях  расчитывать не поле для гольфа, а устраивать военный аэродром, имитируя взлетно-посадочную разметку парашютными куполами, вместо конусов-ветроуказателей использовать дым заженных стогов сена, и вместо заданной траектории мячу для гольфа задаст самолетам направление садиться в гору под наклон и против ветра.  

А ведь совсем еще недавно он, хорошо воспитанный и прилично одетый, был студентом Оксфордского университета, но вскоре уходит оттуда, чтобы воевать. Становится пилотом бомбардировщика, работает на транспортных самолетах в Северной Африке и служит в Сицилии в составе 223-ей бомбардировочной эскадрильи. После того, как Рим был освобожден от фашизма, попадает оттуда в Черногорию.   

А там, в Англии, еще до войны, студент больше всего на свете любит гольф, и у него даже есть успехи. Он не новичок и не любитель, а гольф-этикет, пожалуй, превалирует в его жизни над бытовым и социальным, и он привык мыслить обо всем, как игрок, соблюдая вопросы безопасности, честности, держать темп игры и обязательно думать над ходами и сохранностью всего, что заданно. В основе правил игры в гольф лежит принцип честности, а на обложке официального издания правил звучит: «Играй мяч так, как он лежит, играй на той площадке, что есть,

и в любом случае поступай по чести» (Play the ball as it lies, play the course as you find it, and if you cannot do either, do what is fair)  

Поэтому сейчас, когда 23-летний Филипп Лоусон стоит на пшеничном поле и задумывает из неровной и под уклоном поверности сделать аэропорт, у него не возникает никакого сомнения, что нужно играть и поступать по этим правилам. Придавая ситуации напряженный темп, он начинает продумывать и расчитывать детали: ему нужно безопасно посадить на этом поле множество самолетов. Да, это поле неровное, оно в рытвинах и покрыто камнями, оно не такое, как идеальная площадка Грин в гольфе — ровная и с коротко выстриженной травой, где мяч катится буквально сам в лунку без каких-либо препятствий. Но есть же в гольфе и другие площадки:  “фервей”, например, и особенно “раф”, где может быть все очень сложно: и водные преграды, и кусты, и бункеры с песком, и деревья. Но нужно играть честно и по правилам. Значит, и на этом пшеничной поле будем играть честно и сажать самолеты.   

И вот, прилетели долгожданные ласточки. Первыми появились спитфайры -  британские истребители по кличке”злюка”, они сбростли обнадеживающее послание, что “Дакоты” из Америки и Англии уже в пути. “Дакоты” – это военно-транспортные мощные самолеты (др. “Douglas C-47 Skytrain), его называли “вездесущный” и “надежный”. Чтобы долго не описывать характеритики, скажу лишь то, что эти самолеты очень вместимы и с повышенными лётными способностями. Судите сами: максимальная  нагрузка – 2722 кг , имеются шкифы и блоки для подъема груза, мог перевезти 28 полностью вооруженных парашютиста или 18 раненых на носилках и медперсонал из 3 человек. Самолеты “Дакоты”, оставляя необходимый груз, подбирали и вывозили раненых, а истребители “Мустанги” и “Спитфайры” прикрывали их.  По официальным данным удалось эвакуировать  более 900 раненых, их вывозили “Дакотами” в госпитали освобожденной Италии. Когда от земли оторвался последний самолет, немцы были на подступе всего в 8 км от аэродрома, устроенного в экстримальных условиях  

Вид взлетно-посадочной полосы и сегодня впечатляет: покатый склон, всего 755 м длины и главное преимущество этого места — отсутствие нависающих гор, где свободно проходили самолеты. Мне неведомо, знает и чтит ли страна своих не черногорских героев, но сегодня на месте бывшего аэродрома, на окраине деревушки Доня-Брезна, в конце группы домов, есть табличка, на ней надпись на кириллице звучит так: “В августе 1944 на этом поле был построен аэродром Национальной Освободительной армии, откуда в Италию было доставлено на лечение 700 (приуменьшено) партизан. Союз ветеранов Плужине”  

А сам Филипп Лоусон до недавнего времени проживал в Восточной Англии, по-прежнему играя в  гольф.












Привет! Нужна помощь, звони