}
Вальданос (Valdanos): происхождение названия залива
Дек 16, 2019
Морская торговля и пираты в г. Улцинь
Дек 18, 2019
Show all

Маленьким лапкам большие километры ни по чем

Время чтения: 9 Минут






Количество просмотров: 315 / Статистика Google, Весь рейтинг: Топ 10 постов на сайте

Улцинь потрясает своей природой.

Этот город, имея феномен уникального соединения и такого редкого сочетания: моря, озера и реки, конечно же, имеет и особенные природные данные.

Я думаю, Улцинь еще ждет своего Колумба, это прекрасное место, этот райский уголок земли еще не открыт, по крайней мере недооценен по достоинству.

Улцинь потрясает своей природой.

Ведь все его данные можно было бы использовать грамотно, сохранив природу и экологию. В нем можно было бы, например, создать уникальный спортивный центр — организовывать эко и фитнесс площадки, и на его базе разбить целые лагеря для подготовки спортсменов к различного рода соревнованиям в разных видах спорта.

Увы, но на сегодняшний день спортивная тема в Улцине еще не рождена, и даже не в зачаточном состоянии. Мы наблюдали лишь отдельных спортсменов или отдельные группы атлетистов, которые выбрали осень, когда поток туристов уже туманом рассеялся и некоторые пляжи Улциня для своих тренировок. Сталкиваясь с реакцией местных жителей на наши постоянные прогулки, с их изумленными взглядами, понимаем, что и местные жители пока не готовы к оздоровлению в полном смысле. Они воспринимают свой город как курорт, где можно хорошо отдохнуть в обычной программе «отель-пляж-ресторан», не более того.

В Улцине есть две основные тропы здоровья, и множество непопулярных маршрутов разной сложности в районе Большого пляжа и огромного оливкового сада. Местными здесь принято ходить и дышать, но все остальное воспринимается довольно странно и поднимается на смех – и велосипед, и пробежки (на море, пожалуйста, по городу – дичь), а уж что говорить о скандинавской ходьбе – диво невиданное.

Мы много ходим скандинавской ходьбой, я даже умудряюсь и по городу так ходить, а на наши знаменитые горы поднимаешься: Пинеш и Метеризи, так скандинавские палки - это лучшая помощь в этом процессе. 

Мы много ходим скандинавской ходьбой,

Каждый день придумываем новые и новые маршруты, в конце концов, все, о чем пишем, проверяем на себе, и закрепляем это по нескольку(о) раз.

Местные люди при виде наших спортивных палок как-то смущаются, не знаю, может, даже жалеют, думая, что проблема у нас, бедненьких, с ногами, но при этом проявляют дикий интерес, не скрываемый в глазах.

Мы привыкли, потому как и нашу обычную собачку-таксу поначалу принимали как диковинку, на нее была реакция – шок. Кто-то с криком даже отпрыгивал, как от крысы, хотя, как можно так сравнивать?

Жизнь в гармонии с природой, в лоне ее, не только спасение для людей. Это отрада, возможности и настоящее счастье для их питомцев. У нашей таксы, к примеру, с переездом в царство природы выросли крылья.

И в ее скромной жизни рыжика с переездом изменилось все.

Гуляем мы, гуляет с нами, находясь всегда рядом, и наша собака – кроличья такса.

Симпатяга, уже сколько лет собирает на себе охи-вздохи, милашные взгляды и приносит домой в собачьем сердце огромные букеты восхищения.

Как она это делает? Чаще рыжий трудоголик не идет – бежит. Вы только представьте на наш один человеческий шаг сколько приходится ее маленьких лапок-шагов? Выбирая пеший маршрут, соединяем несколько интересных точек, и это всегда не меньше 5 км в одну сторону. Иногда, когда много проходим, устаем и берем такси обратно.

Иногда проходим все до последнего метра. На днях сделали рекорд – 15, почти 16 км.

И это не всегда ровная и гладкая дорога. Гуляем мы и макадамскими дорогами, и травянистыми тропинками оливкового сада, и скалистыми неудобными тропами, идя над обрывом моря, и по песку, и удобной асфальтной дорогой.

После такой длительной прогулки нагуливаем вместе с хорошим сном и боль во всех мышцах, приятную такую. Но сколько же километров выходит для маленьких лап рыженькой таксы в собачьем измерении?

Небольшая прыгучая сосиска на четырех лапах бежит, не жалуется, а хвостик, видели бы вы, тоже ведь без остановки работает. Если где и наблюдали мы самую трудолюбивую лошадь, так это она – наша такса. 

Зовут ее Синди. 

Выбирали щенка их трех, нам сразу понравилась именно она; мордочка, не передать словами, среди всех узнаем.

Помню, как быстро она полюбила семью, детей, машину и путешествия. Нас с мужем милаха до сих пор разделить не может, мы для нее – одно, главные, а дети, даже когда выросли – это те, за кого она головой отвечает. Строгая с ними и гулять не пойдет, не доверяет. Если и выйдет на прогулку, так только потому, что нас нет, вот и идет с кем-то из детей искать родителей.

Помню, как живя в Питере, мучились мы с нашей таксой.

Особенно зимой приходилось одевать собачонку чуть ли не в шубейку. На прогулку, будто в космос отправляли. Выходила гулять она и в комбинезоне, и с переноской и, о, Боже, в сапожках, да еще и с поводком. Это так смешно.

Идет себе по дорожке упакованная такса, в сапогах на все четыре лапы, дрожит от страха, поначалу очень боялась шума центральных улиц города. А вы еще попробуйте найти место для выгула собак. 

И получается, не гуляешь, а тащишь на поводке это пугливое существо с огроменными глазами.

Однажды, когда каменный мешок города совершенно придавил нас, мы с семьей сняли квартиру в зеленой зоне, где много больших полей-пустырей. Думали, ну вот, природы больше, значит, будет и нам легче. Не тут-то было.

Гулять нужно по 3-5 раз в день, и каждый раз, когда выходили с нашей таксой на пустырь, живя на 10 этаже, пробирались или через грязные густые лужи, или через мины экскрементов больших собак, хозяева которых и не думали вовсе убирать за своими любимцами.

Иногда нужно было долго нести собачонку на руках, потом ставить ее в найденном тобою чистом месте, и тут же нести обратно, чтобы тщательно отмыть от всей этой грязи. То еще удовольствие. 

Большой проблемой для нас оказалось одно пристрастие нашего нового члена семьи. Будучи по природе своей охотником, ей нужно было тратить много энергии. В рамках квартиры, пусть даже и большой, набегаться она не могла, развлечь себя тоже.

Вот и начинала всюду искать этих мнимых барсуков, лис и крыс в недрах нашей мебели. В итоге все диваны были погрызены, мягкие игрушки, простыни и пододеяльники не щадили острые зубки охотницы. Представляю, сколько в своем сознании бесстрашная такса перебила хищников и злодеев, ни одного трупа которых мы так и не нашли.

Все это делала бесстрашная охотница в нашем отсутствии, после долгих завываний — скучала так, что весь 14-ти этажный дом приходил в ужас, понимая: вот, где живет собака Баскервилей, — или же при нас и буквально на наших глазах, легко пользуясь увлеченностью своих хозяев и занятостью каким-то делом. 

Никакие переговоры с четвероногим любимцем не помогли. Синди смотрела виновато и с непониманием одновременно, ей было непонятно, почему, несмотря на все ее фантазийные трофеи, матрасные подвиги и ватные завоевания, мы с ней так строги. 

Два года жизни с любимой собачкой в большой мегаполисе хватило нам с головой. Мы были в поиске выхода для нашей семьи и даже не представляли, как изменится вскоре наша жизнь. 

 Семьей переехали в Черногорию в марте, сначала без таксы. 
Дети уже жили здесь с ноября, а Синди смоли привезти лишь в мае.

Сочи, 2012 год

Поначалу наш двор был похож на зоопарк, какие только собаки к нам не захаживали (приютили мои добрые родители), какие птицы, сидя на ветках, здесь не выступали, а кошки сидели везде, где могли, обладали всем, у каждой был свой балкон, и каждая представлялась хозяйкой этого дома.

А по ночам мы слышали душераздирающий кошачий спор за первое место под солнцем и под луной, в том числе. Оно и понятно. Утром можно было запросто споткнуться о какого-либо большого пса, который развалился посреди двора, а мы его не заметили.

  И вот, на пороге дома появилась она, и сразу, и всем стало понятно: кто в доме хозяин.

Ни одну собаку во двор больше рыжая командирша не впустила, несмотря на то, что меньше каждой в десять раз; кошки забыли, что такое «проходной двор», и стали сворачивать и ходить по новому знаку «объездной дороги», выставленному, сами знаете, кем.

Дворовых собак она построила в два счета, ходить к нам запретила и еще целый год фыркала в их сторону.

Проходила грациозно мимо стаи, садилась в машину на переднее сиденье и важно уезжала с нами, будто руль был с ее, правой, стороны. А они, большие собаки-телята, с большими добрыми глазами смотрели ей вслед, махали хвостами и заранее прощали ей все, и не знаю даже, за что, любили эту маленькую приезжую красотку.

Первое, что оценила Синди в Улцине – это Большой пляж.

Черный песок произвел на нее какое-то особое впечатление, ее увлечением стало – гонять огромных чаек, просто носиться за ними и рыть носом ямы в песке. Она вырывала огромные норы на совсем небольшом расстоянии друг от друга, и делала это с таким азартом. Песок был везде: в глазах, в ушах, в носу и в пасти – мы осознали: это абсолютно траншейная собака, она будто для этого создана. Думаю, если бы мы жили в окопах, то счастью рыжего солдата не было бы конца.

Отдыхать с ней стало невозможно.

Такса сразу дала нам понять, что просто лежать и загорать на солнце это не про нее, поэтому и не про нас. 

Если мы лежали около 15 минут на большом полотенце, ровный черный песок вокруг нас превращался в линию фронта, и на ней — в траншеи, и так как такса работает всегда лицом по отношению к врагу, то вся эта черная роскошь песка летела в нашу сторону.

Повторяю, таксу перевоспитать невозможно: инстинкты играют так, словно гормоны в сложные периоды подростка. Нужно просто подумать и решить, что с этим делать.

Поэтому сегодня мы загораем на ногах, или после того, как даем ей вдоволь набегаться. 

Иногда, приходя на пляж, мы говорим: «Синди, давай уже, найди нам нефть, сделай нас королями Улциня!» Мол, рано вставай, много работай, добывай нефть.

И, как говорил А. Г. Лукашенко: «Мне кажется, что нефть где-то есть… Найдем мы что-то. Не может быть, чтобы кто-то искал и не нашел». Но пока что все усилия нашего ушастого кладоискателя бессильны. 

Второе, что Синди оценила в Улцине и научилась это здорово делать – плавать и нырять (представляете, прыгать со скалы в воду). Я думаю, поначалу она боялась воды. Но сработали инстинкты защиты, ведь рыжая мордочка – тревожная собака, всегда переживает за всех членов семьи.

Когда мы бежим купаться, прыгаем со скал и ныряем, Хвостик просто не может оставаться на берегу. Да, сначала дикий скулеж, метания из стороны в сторону. Но потом рыжая собачка, собравши себя в сложный собачий кулачок, прыгает в воду, плывет, пытается спасти нас всех в воде и вытащить на берег. Как же при этом работает ее хвост, вы бы только видели.

Конечно, большой минус с такой переживательной собакой – много с ней не поплаваешь. Подумывали даже купить ей специальную лодку, но она всегда там, где и мы: если семья в воде, то сидеть в лодке она не будет.

А что вам рассказать о собачьих прыжках со скал? 

Мы думали, что для таксы это невозможно. Прикинули, мол, давай, хищник, жди нас здесь, на скале, а мы пока поныряем, деваться тебе некуда, подождешь. Только расслабились и, надев маски, начали наслаждаться красотой морского дна, как вдруг перед глазами замелькали опять эти милые гребущие лапки несущейся в воде таксы. Значит, ты еще и прыгун? Или прыгучий спортсмен? Неважно!

Так что, как оказалось, прирожденный рыжий водолаз везде с нами – и на крабов, и на дно морское посмотреть. Жаль, для собачек подводную маску не придумали еще.

Третье, что особенно полюбила наша такса – так это пешие прогулки, и ей все равно, сколько по времени гулять и где. Чем больше, тем лучше.

Природа в Улцине везде, куда ни глянь.

Идешь ли ты лесной тропой, или тропинкой сада, идешь ли ты по скалам или восходишь на гору крутую – везде таксе интересно.

Она заглянет и под корешок, и норку найдет, она и под ветками непролазными что-то обнюхает, она не пропустит ни змею, ни ящерицу, ни мышку, а кошки – это ее страсть и наша неловкость по отношению к природе.

Ведь самым ярым врагом Синди сочла, существующий параллельно ее миру, — кошачий. Ни одной кошке, повстречавшейся рыжей амазонке на пути, не даст расслабиться. Идет таксена в ногу с вами, идет смело, как герой, чаще впереди вас, и бежать ей не доставляет труда. И думаешь порой, откуда у такой милой длинной колбаски такие космические силы. Из чего же сделана ты, рыжая тваринушка, милый рыжий экземплярчик?

В Улцине, с его уникальной природой и просторами, грызть мебель так активно, как раньше, Синди перестала. Так, подушку иногда замнет от скуки и тревоги в осенне-зимний период, но это же не диван)

Но сколько в этой стране у таксомордочки всего появилось, сколько интересов, сколько способностей открылось.

Зачем ей теперь какая-то мебель, подушки и матрасы, когда вокруг все шевелится, манит и заставляет хвост пребывать в постоянном напряжении, т.е., выражаясь языком кошек, держать хвост пистолетом.

Пройдя 15, 71 км пешком, мы сделали рекорд в своих пеших прогулках. Но то ли дело А. С. Пушкин. Помните, в посте «Пешком от Земли до Луны» я писала о том, что быстрый и ловкий, любимый многими поэт каждый день проходил пешком аж 18 км.

Так что есть нам куда стремиться и, слава Богу, есть на кого ровняться. Тем более, что наша маленькая рыженькая такса еще и крылата, как Пегас, и каждый день томится в ожидании новой прогулки, и всегда в полной боевой готовности своими маленькими лапками большие километры затоптать. 

«Там на невиданных дорожках 
Следы невиданных зверей»…

 – Да, такса это в Улцине, Александр Сергеевич, тайна раскрыта! 

 Ну, что – крабы за Родину! – вперед за новыми рекордами человечьих и звериных (собачьих) шагов.












Привет! Нужна помощь, звони