}
Культ воды в Улцине и старинные источники
Янв 12, 2020
Как устроен приют для собак в черногорском Улцине?
Янв 16, 2020
Show all

Тропы и источники от Маслиняка до Вальданоса, часть 1: Башбулюк, Третий Лиман, Опалика

Время чтения: 24 Минут






Количество просмотров: 754 / Статистика Google, Весь рейтинг: Топ 10 постов на сайте

Что мы исследуем?

Как известно, в Улцине полно пиратских бухт, «хитрых» пляжиков, пеших троп по оливковой роще, знаменитых благодаря иллирийскому культу воды источников вкуснющей воды.

Задача:

найти все возможные тропинки и источники, рассказать об их состоянии и пригодности на 2020 год, составить карту «Сокровища Оливковой рощи Улциня»

Источники:

в основном югославские и советские военные карты и потрясающий докусмент Министерства культуры Черногории о создании Студии для защиты культурного наследия Улциня.

Ищем: целый ряд галечных скалистых пляжей, ранее (до землетрясения 1979, которое фактически уничтожило курортное развитие Улциня) очень популярных у туристов, которые и сегодня явно хотят добавления на свои карты загадочных и тихих уголков в Черногории.

Встреченные нами искатели других приключений

Пляжи от Маслиняка до Вальданоса:

(найденные и доступные будут отмечены ссылочкой)

  1. BASBULJUK длина 100 m
  2. MASLINJAK – длина 50 m
  3. OPALJIKE  — длина 100 m
  4. DZEMILINA PLAZA – 150 m
  5. LJAMA – 100 m
  6. VELIKA – 100 
  7. CRNOGORSKO GUVNO — 150 m

Все источники в районе Улциня

Есть источники и есть их названия, есть на черногорском, есть на албанском, есть народные, а есть от эпохи владычества османов, слово, это отдельный труд — добиться того, чтобы названия совпали

  1. Kroni Ballos/Balova česma
  2. Kroni DOÇIT/Dočina česma
  3. Kroni Shurdhujve /česma OBITELJI ŠURLA
  4. Kroni MALUSH RIZA RESULIT
  5. Česma MALJUŠA R. RESULOVOG
  6. Kroni Mustafait/Mustafina česma
  7. Kroni Begut/Begova Česma
  8. Kroni BASHBYLYKUT/BAŠBULJUKOVA česma
  9. Kroni UJK /Vuk Česma
  10. Kroni Pashes/Pašina česma
  11. Kroni Çınarıt/Brıjestova česma
  12. Kroni Deraterve/Česma pomoraca
  13. Kroni Kalase/Starogradska česma
  14. «Taphana”
  15. “Haxhi Halil Skurës»
  16. Kroni i Zanave /Vilina česma
  17. Источник посвященный маме

Начало похода

Несмотря на короткий зимний день, мы вышли из дома ближе к полудню. Когда выпадают сухие солнечные дни, с жадностью их используем для своих прогулок-исследований.

В этот раз нам не нужно было ехать куда-то далеко, нас интересовали Улцинь и его окрестности. Мы были в черте нашего родного города, поэтому не особо торопились. А ещё давали солнцу сделать свою работу. После прохлады ночи утром в лучах раннего солнца роса сверкает большими хрустальными бусинами на траве. Не хочется рушить такую красоту, но дело не только в ней. 

Карта найденных нами троп и источников

Ещё не хочется мокнуть и подскользнуться на какой-нибудь тропинке или на камне, ведь от росы много влаги.

Предварительно за несколько дней до похода мы изучали карты, пытались в огромном зелёном массиве оливковой рощи распознать тропинки и их направление, куда они ведут, какие места и какие районы соединяют.

Некоторые тропы мы знали наизусть, на каких-то были очень давно, но были и те, на которые нога наша еще не ступала. Интересно, что изменилось за несколько лет.

Особенно заинтересовались мы тройкой маленьких миниатюрных пляжей, которые скрылись от людских глаз, на которые можно попасть лишь только морским путем. Но как к ним подобраться по суше через оливковый сад, мы понятия не имели. Кажется, что тут такого сложного? Оливы растут везде, иди себе по красивым склонам оливковой рощи. Но надо знать, как тут все устроено.

Оливковая роща насчитывает от 80 000 — 120 000 оливковых деревьев, растущих на нескольких возвышенностях.

Разделяет рощу небольшая дорога, идущая от трассы из Бара в Улцинь, имеющая дополнительное направление на Вальданос, от которого образуется в центре рощи тройник направлений.

Там где заканчиваются оливы, растет невероятно колючая растительность, состоящая из многих неблагородных растений.

Возвышенности, которые скатываются к морю, довольно крутые, и, ближе к берегам, где заканчиваются оливы, растет невероятно колючая растительность, состоящая из многих неблагородных растений.

Они-то и стоят против вас колючей стеной и не дают пробраться к морю, являясь главным препятствием.

Земля в таких местах заканчивается и начинаются настоящие камни, острые, неприятные для положения ног, создающие ещё дополнительную сложность для прохода. Если все же в этих зарослях вы обнаружили небольшую тропинку, ведущую по камням вниз к морю, то это просто настоящая пытка для ваших колен. Подниматься, как зайцу, гораздо удобней, нежели спускаться по такому отвесу. Иногда по такой тропинке, щадя свои колени, хочется забыть все приличия (а кому они нужны в дикой природе?), стать на четвереньки и пробираться раком задницей к морю.

А ещё внизу, между возвышенностями, расположенны овраги, которые заросли высокими деревьями и выглядят или как кабаньи тропы, с повсюду изрытой землёй, или как русло пересохшего ручья, который, по видимому, иногда возвращается.

Так что порой найти, казалось бы, простую тропу к морю становится очень непросто.  В Улцине в таких вылазках мы совершенно не используем авто, нам интересно здесь все, что можно пройти ногами, чтобы в итоге любому туристу наши прогулки были интересны и под силу. 

Итак, нас интересует побережье и скрытые пляжи, расположенные на побережье от Вальданоса до Лимана, и мы в поисках к ним сухопутной тропы. 

...Я слежу за тобой

Надо сказать, что, как только вы вступаете  в Улцине на территорию оливкового сада, происходит какая-то мистика.

Надо сказать, что, как только вы вступаете  в Улцине на территорию оливкового сада, происходит какая-то мистика.

Во-первых, у вас вырабатывается стойкое чувство, что за садом и за вами в нем кто-то всегда наблюдает. Возможно, это происходит из-за странных изгибов деревьев, в которых  мы часто прочитываем фрагменты и человеческих лиц, и звериных ликов, и изображения  неведомых существ. Кажется, будто застывшие в дереве фигуры в какой-то момент оживают или просто притворяются застывшими. 

Во-вторых, в каком-нибудь месте сада или оливковой рощи вам обязательно повстречается человек, который не остановится только на приветствии, а обязательно захочет пообщаться и высказаться. Порой мне кажется, что в этом радушии и открытости скрыт какой-то хитрый маневр, тебя будто вяжут такими разговорами, чтобы побыстрей там, все внутри рощи, замаскировать и спрятать, будто тебя нужно, как можно дольше, задержать на одном месте.

И его, на самом деле, подослали — этого человека-говоруна — такого душевного с медовыми устами.

Ты слушаешь его и внимательно наблюдаешь за жестами и блеском в глазах, а подсознание внутри тебя голосом Станиславского кричит: «Не верю!» Иногда нас удерживали такие радушные люди и разговоры с ними на полчаса, а то и на час. Легенда за легендой, мысль за мыслью, мудрость за мудростью — могли бы вы остановить стрелки старинных часов в доме? Правильно, рука не поднимется, — ну, как остановишь седовласого, с лучезарной улыбкой, старика?  

В-третьих, мы вывели формулу для себя: допустим, спросил ты у местного дорогу, он показал тебе  направо, значит, четко иди налево.

За два-три дня таких походов все указатели от местных не сработали. Представляете, не сработала ни одна подсказка. Мы потом размышляли, как так? Неужели проблемы с ориентацией у людей, или просто такое гипержелание помочь, а на самом деле человек не знает, что и где находится, или глубинное такое желание поиграть с тобой (прятались же умело когда-то от врагов предки в горах), мол, найди меня на моей же земле, или найди, отыщи мое и то, что принадлежит мне.

ну, что вам просто так тут топтаться, мол, повадятся еще через вас толпы туристов сюда.

А возможно, это просто житейская такая хитрость — желание повести дальней дорогой и отвадить тебя от дорогого сердцу участка земли с оливами, ну, что вам просто так тут топтаться, мол, повадятся еще через вас толпы туристов сюда. Своеобразная такая защита своей территории. 

...Джоко жонглировал рассказами, как Джокер

В первый день мы шли бодрым шагом,  и затея нам казалась слишком лёгкой, чтобы тратить на нее много времени.

Стоило нам остановиться прямо на дороге, чтобы завязать шнурки ботинок, как вдруг, тут как тут,  из припаркованной машины вышел к нам улыбчивый  пожилой человек. Он представился как Джоко, и спросил, нужна ли помощь нам.

Мы поделилась с ним нашей идеей пройти к пляжам, но мимика глаз Джоко, его жесты и, главное, темы будто связали нас и увели в другом направлении, и мы стояли, как вкопанные, слушая и вникая. Джоко был одет очень опрятно, от него пахло дорогим парфюмом, и номера на его машине были блатные. Меняя историю за историей, как раньше пластинки с любимой музыкой, Джоко ловко всякий раз между историями указывал рукой, глазами и всем своим существом в направлении его дома и имения.

Я запомнила, что он постоянно делал акцент на том, что селяк, что он — крестьянин, любит работать, и у него это получается, а дорогой парфум отводил мысли в другую сторону.

Маслинки

В молодости он даже работал в большом отеле и был управляющим. Тогда у него была большая команда в подчинении, в которой работали в основном женщины. Но он всегда  держал дистанцию, мол, вот — ты  женат,  а вот — жена, а вот -  граница, через которую никому перешагивать нельзя: ни тебе, ни подчинённым. А нынче как? Мол, я — начальник, тебе нужна работа? Пошли, спи со мной, и я все устрою, мол, хаос и куда катится мир. Ситуация: я взял лопату — пошел копать и ухаживать за маслиной, через время у меня появляется вкусное масло и прибыль от него.

Сегодня, молодые парни не знают, что такое лопата, они встали утром и пошли не в сад, а в кафану на цеодневну кафу и ракию, и прибыли никакой нет у них, и они вовсе не хозяева жизни. Потом болеют сахарным диабетом или ещё чем, потому что просиживают днями на одном месте, не тратя энергии своей. Слушая и кивая, я видела, как солнце хитрит, прячась и путаясь в ветках маслин, и побыстрее хочет свалить с небосклонного места своей работы, я понимала -  мы его теряем.

Уже попрощались десять раз, но в кармане у Джоко всякий раз появлялась новая история. И тысячу раз извинившись, что задержал нас, он все таки  сел в машину и уехал в нашем же направлении в сторону своего дома.

Когда мы проходили мимо него, он вынес нам визитки и немного апельсинов. И ещё минут 15 мы просто отрывались от рассказчика- жонглера. Совершенно запутанные, заговоренные балканской болтовней, глянув на карту, поняли, что не той дорогой идём, что просто пошли по направлению джокиной руки😀. Хм... Надо было возвращаться, и мы буквально на цыпочках возвращались обратно, мимо его калитки, не дыша. Фух, кажись, пронесло. Джоко нас не заметил. Джоко зашёл Джокером в колоду своего дома.

 Тернистый склон

 Свернули в нужном направлении. Ведь этой тропой доводилось ходить раньше, но она всегда заканчивалась непроходимыми кустами. Увеличив темп, подойдя к тупику, стали искать другой вариант.

Тропа шла дальше лишь через алюминиевую проволоку, через которую нужно было перелезть. Изогнувшись ланями под колючей проволокой, оказались по ту сторону тропы. Здесь пару раз в кустах покружились, тропа резко обрывалась и дальше никуда не вела, но на карте она четко была прорисована.

тропа убегала по склону, уходила резко вниз и была устроена из острых, не гладких, камней.

Карта не шутила. Попытались пойти вниз, вау, нашли:  тропа убегала по склону, уходила резко вниз и была устроена из острых, не гладких, камней. Идти вниз было тяжело, потому что камни располагались будто высокие ступени.

Иногда возникало желание спускаться вниз на четвереньках — так безопасней. Нагрузка ложилась именно на колени. Мы видели, что солнце уже почти касалось финиша горизонта, получается, нам предстоял ещё сложный неизвестный спуск и подъем в темноте. Несмотря на все стремления моего мужа Алексея оказаться уже через несколько минут на этом пляже, я убедила его, что быстро это не получиться и уговорила продолжить этот «заплыв» завтра.

Потому что в это вечернее время все действия на спуске и подъеме были уже очень опасны. Никогда не ходите в горы в темноте, не делайте никаких спусков или подъемов, надеюсь, вы понимаете почему. 

Попытка вторая

На следующий день мы вышли пораньше, и решили, что этой каменной тропой  будет удобней подниматься, а к пляжу мы найдем другую тропу на другом склоне. 

Свернули в оливковую рощу на этот раз раньше

Итак, напомню, нас интересовали три маленьких диких пляжика, и мы не знали, куда нас выведет тропинка в этот раз, и на какой из них вначале мы попадем. Сначала Гугл карта не висла, было солнечно, но облака побеждали, ведь сильный болельщик-ветер способствовал этому. Свернули в оливковую рощу на этот раз раньше. Дошли к развилке сада и пошли  нижней  дорогой вдоль линии электропередачи. Нам показалось, что дорога, вдоль домов, будет лучше. Этой тропой сада, как и верхней,  свободно проедет любой  автомобиль. Макадамская дорога изгибалась змеёй,  и на повороте направо мы оказались у источника...

...Источник, посвященный матери

Этот источник выглядит так, что возле него всегда хочется остановиться. Памятник в виде дома, на нем мраморная табличка с надписью, возле памятника стоит скамейка, а возле растут четыре больших оливковых дерева. В стене памятника, вид которого напоминает дом, установлен кран, утоляющий жажду любого путника. На мраморной табличке прочитываем посвящение матери, которая умерла молодой, ей было всего 37 лет, видимо, она символизирует дом и источник.

Скамейка для отдыха и вода из источника всегда любезно предоставлены путникам.

Ее дети, в образе собранных вокруг дома олив, помнят ее доброту и любовь, собраны всегда  вместе в честь нее, чтут свою мать тем, что оказывают милость и доброту другим. Скамейка для отдыха и вода из источника всегда любезно предоставлены путникам. Это хороший пример того, как в Черногории  увековечивают память своих любимых и близких. 

Отчего здесь голый пустырь

Напившись воды и отдохнув немного на скамейке, мы стали спускаться дорогой, которая на глазах испарялась,  превращаясь в тропинку сада, от которого на этом склоне, выше и неподалеку от Лимана -3,  остался бы голый пустырь, если бы не любовь жителей Улциня к своей любимой оливковой роще.

Мы ужаснулись, весь склон напоминал о недавнем пожаре, который не могли потушить совместными усилиями несколько дней в прошлом году. 

Мы ужаснулись, весь склон напоминал о недавнем пожаре, который не могли потушить совместными усилиями несколько дней в прошлом году.  Густая когда-то оливковая роща выглядела сейчас обритой наголо. Выгоревшие до корней стволы деревьев у земли создавали будто большие черные  рвы, какие остаются после взорванных мин или бомб. Такое ощущение, что здесь было страшное побоище, оставившее после себя черные, как незаживающие раны, ямы.

Они напоминали открытые рты, убитых и закоченевших на полях боёв, трупов.

Это было бы страшное зрелище, похожее на кладбище вековых олив, сгоревших до тла, если бы сама жизнь с ее законами не установила здесь свой вечных порядок. Она вопреки всему пришла и все взяла в свои руки. Она приказала жить и отменила траур. Первым делом царица-жизнь подарила деревьям воскресение. Огромные стволы дерев сгорели до тла, но живыми остались их корни. Уже на следующий год по весне корни пустили густые побеги, и вокруг черных ям венцом вырасти новые зелёные гибкие молодые оливушки.

И так, каждую черную язву они окружили хороводом своей зелени, и жизнь на глазах молодой силой и молодой костью деревьев стала прорастать и расцветать. Поднимаясь ярусами новых посадок, мы были очарованы умением и любовью рук человеческих, которые ощущались теплотой и заботой у каждого деревца.

Мы продолжали искать тропу. 

Мы продолжали искать тропу. 

Почувствуй себя горным козлом 

На верху холма увидели белеющую широкую дорогу, но эти ярусы рощи, разделенные стенами из камней, если не знать тропы, становятся настоящим спортивным испытанием.

Под лозунгом «Почувствуй себя горным козлом» мы преодолели несколько ярусов и оказались на хорошей дороге.

Пляж был по левую сторону внизу совсем близким, к нему, наверное, нужно только  спуститься и, наверное, эта дорога нас туда и приведет. На всякий случай, у встретившихся нам людей, работающих  на своих делянках, спросили, мол, где тропа, ведущая к пляжу, и получили во всех случаях невнятные ответы. Там, нету, заросла, сложно, но можно, как-то так, ни туда-ни сюда...

Понятно, придется искать самим. Как же эта хорошая дорога нас ободрила, придав надежду, что не кончится никогда. Но вскоре она закончилась, и началась вытоптанная по траве тропа, ведущая вниз к морю. Кто-то начал строиться и поставил калитку с замком. Но мы догадались, что это, наверное, от коз, пусть даже таких, как и мы, но... дорогу ж осилит идущий.

дорогу ж осилит идущий.

Мы открыли калитку и стали спускаться вниз по тропе. Она уходила влево, но нам-то к пляжу — направо.

Тогда, сойдя с тропы, мы пошли по траве и уже даже видели драгоценные скалы и желанную бухточку пляжа сверху,  но опять попали в зону жестоких камней и колючей растительности.

уже даже видели драгоценные скалы и желанную бухточку пляжа сверху,  но опять попали в зону жестоких камней и колючей растительности.

Облом. Было понятно, что тропой здесь и не пахнет. Солнце начинало быстро скатываться к закату, а мы не хотели терпеть поражение, и, подстегнутые упрямством, решили вернуться и ещё раз спросить о спрятанной тропе. 

Покажите же нам верный путь

В этот раз нас даже провели, а дальше  указали рукой (и я уже ненавижу этот жест).  Да, мы почти спустились к морю, увидели заваленный проход, отодвинули доски, аккуратно установленные кем-то и закрывающие узкий проем, и будто попали в логово или двор какого-то сказочного чудища, которое ушло  в лес по ягоды.

Слишком все здесь было сказочным, будто спрятанным от постороннего взгляда и нереальным.

Мы и на скамейке посидели под тремя деревьями, сделали фантастические фото заката, по лестнице и по изгибам деревьев полазали, но тропы так и не нашли.

Пошли скорей отсюда, пока чудище не вернулось. И опять на вершину холма, к дороге, в спешке и в догоняющей нас темноте. Обратная дорога была несложной и, возвращаясь, мы больше понимали маршрут.

Нас провожали деревья, они ловили последние лучи солнца и в них горели  красным огнем заката.

Нас провожали деревья, они ловили последние лучи солнца и в них горели  красным огнем заката.

И в этом волшебном огне деревья начинали просыпаться. Покидая рощу, мы чувствовали, что активная жизнь здесь лишь только начинается.

Танец или игра невесты

Давным-давно живут и крепнут об этой роще разные слухи. Не мы их придумали, не нам их и начинать. Но недавно, неожиданно для меня,  услышала я никакую не  легенду, а самую настоящую историю от моей подруги-сербки и была немного взволнована. 

Однажды она гостила у нас, за разговорами мы не заметили, как наступил вечер.  Я пошла провожать ее к машине и была уверена, что, сократив дорогу, она поедет через оливковый сад дорогой по направлению к Вальданосу на Бар. Но она со свойственной сербам эмоциональностью, перекрестившись, сказала: «Нет, что ты, через этот масличный сад на Вальданос я не поеду. Боже упаси, на ночь никогда! Я поеду через город».

И рассказала историю, которая произошла с ее дочерью совсем недавно, около 1, 5 года назад. Надо сказать, что ее дочь неописуемая красавица с очень своенравным характером. Она из той породы женщин, что разбивают сердца мужчин навсегда. Она трезвая, жесткая и не очень эмоциональная.

Я к тому, что таких трудно чем-то испугать. Выросшая без отца, знает, что в этой жизни она поможет себе только сама.

Не верит мужчинам нисколько, понимая, что интересна им, пока молода и красива. Она озабочена тем, чтобы всего в жизни добиться самой, и доверяет, кроме себя, лишь только своей матери, немало попив ее крови при этом. Словом, совершенно не романтичная особа с ангельской внешностью и  скорпионьим жалом языка. И вот, однажды с ее парнем они отдыхали в Улцине и возвращались в Бар через Вальданос. По дороге, как это бывает у молодых амбициозных людей, страшно поссорились. А дело было за полночь.

Она кричала, используя всю едкость своих слов, чтобы тот  остановился и дал ей выйти.

Он сгоряча по тормозам, мол, давай, выметайся. Она, ни секунды не сомневаясь, выскочила из машины и метнулась в рощу. Шлейфом осталс визг колес,  а скорость машины  уносила  свет фар в глубину чащи.

Она так страстно хотела поиграть на его нервах, поэтому глубже уходила, спотыкаясь, в глубину чащи

Эмоции зашкаливали, сердце билось, как сумасшедшее, и казалось, что ее можно отыскать лишь по пульсу. Она чувствовала, как хлынула кровь к лицу и, понимая, что вскоре он вернётся и будет ее искать, хотела серьезно напугать его своим исчезновением.

Она так страстно хотела поиграть на его нервах,

поэтому глубже уходила, спотыкаясь, в глубину чащи и пряталась за деревьями в ожидании. Спрятавшись за толстым стволом дерева, она пыталась отдышаться и успокоиться, но адреналин возрастал от предчувствия поиска и погони.

Она стояла, слушала частое биение своего сердца и только сейчас стала замечать в кромешной тьме очертания деревьев  и легкий просвет дороги в далеке.

Луна пряталась за облаками и лёгкий блеск далёких звёзд освещал мглу вокруг. Сад будто замер, она слышала лишь только стук своего сердца, который прибивал ее к стволу, но потихоньку пыталась успокоиться. Она замерла за деревом, как охотница, она играла на его нервах, зная, что он уже волнуется за нее.

Но в какой-то момент подкатила тревога, слишком долго он не едет. Где он? Почему не ищет ее?  Неужели он реально уехал и бросил ее?

Сердце опять начинало биться чаще, но она же охотница, и усилием воли она усмирила его. В какой-то момент по спине прошел холодок, она почувствовала странное неприятное ощущение, будто кто-то смотрит на нее. Опять будто повеяло холодом, лёгкий ветер также ощутили волосы и лицо. Сначала боковым зрением, а потом и перед собой она увидела девушку в белом платье, как у невесты, которая успела к ней прикоснуться.

Все ее движения были незаметны и очень легки, она будто не шла, а плыла. Это было явление кого-то не отсюда, и оно было неожиданно.

Стоп, но такой охоты и такой игры никто не ожидал. Цепенея от ужаса, рефлекторно, сильным рывком моя знакомая оттолкнулась от дерева и побежала, как только могла. Она убегала в ужасе на дорогу, цепляя какие-то коряги, колючки и что-то ещё. От страха она не могла кричать.

Казалось, что и ноги ее не слушали, и бег ее, как в замедленной съемке. Было ощущение, что все это длилось невероятно долго.

И вот, она уже на дороге и, как же вовремя, вдали видит ослепительный и спасительный свет машины. Моя подруга рассказывает, что когда дочь приехала домой, она была вся белая и дрожала от страха и, как смогла, рассказала матери, какой ужас пережила.

Источник Kroni Begut/Begova Česma

Больше они к этой теме не возвращались.

Вскоре мать с дочерью посетили монастырь, дочь молилась и ставила свечки у икон, была на исповеди, и постепенно все на душе улеглось и успокоилось. Но этого парня, с которым она была в ссоре в ту ночь, вскоре убили. Возможно, это просто совпадение, может, предупреждение, а может, такая своеобразная игра и танец невесты. 

Мы уже писали, что по одной из версий имя Вальданос имеет сказочное  происхождение. Он всегда, во все времена, оставался мифическим местом для улцинян. Один улциньский лингвист, профессор по имени  Рушди Ушака (Dr.Ruzdi Usakua), заявляет, что название бухты Вальданос происходит от албанской монеты «vallja e nuses», которая переводится с албанского как «игра или танец невесты»,  феи или морской русалки. Так же профессор заявляет, что на всех старых картах бухта Вальданос была обозначена как «Vale di nusi». На современном албанском языке «танец невесты» звучит как «valle e nuses».

Много легенд водится об этом месте, говорят многие встречали, так называемых, вил. В мифологии и фольклоре Балкан — это некое женское мифологическое существо, которое наделено в основном положительными свойствами, типа феи. Но обязательно мстит человеку за причиненное ей зло. Выглядит как стройная очаровательная девушка с длинными иногда до земли распущенными волосами и крыльями. Одета в белое волшебное платье или покрывало, под которым,  по некоторым свидетельствам, скрывает ноги с копытами. Ноги могут быть и как у человека, также бывают похожими на козьи, лошадиные или ослиные. В городе существует стойкое поверье, что к людям, особенно к мужчинам, вилы относятся дружелюбно, помогают обиженным и сиротам. Если их разгневать, то могут убить одним взглядом. Могут исцелять и предсказывать смерть, могут летать, как птицы, могут обитать и в горах. Они,  хранители колодцев, источников и озёр, способны « запирать» воды. Представляете, а в поверьях болгар те же вилы, наоборот, приобретают другую характеристику. Их вилы называются юдами (юда — слово созвучно имени Иуда) — они отличаются враждебным отношением к людям. У западных славян вилы — это умершие девушки, которые не могут успокоиться, потому что умерли накануне своей свадьбы. Встречаются ночью, а исчезают на рассвете. Одеты в подвенечное платье, с венками и кольцами. Если встречают ночью молодого человека — вовлекают со смехом и обаянием в свой танец, и танцующий умирает. 

Как видите, вилы южных славян — у сербов и у черногорцев -  добрее что ли вил других народов, практически похожи на фей. Являются людям для того, чтобы вылечить, утешить и предупредить о смерти. И танцуют они, вероятно тоже. Но зачем? Науке неизвестно)  Как раз они являются хранительницами всех водных источников и этой большой оливковой рощи по поверьям местных людей. Хотя мы знаем, что все эти люди религиозны, являясь православными или католическими христианами или мусульманами, посещают храмы и возносят молитвы, но, тем не менее, кроме основной своей веры придерживаются иных поверий и суеверий. Такова реальность. 

Попытка номер три

Итак, оставляя мистический вопрос, вернёмся в реальность и к нашему поиску. О, чудо, нам дан третий день хорошей солнечной погоды, и мы, разозлившись на себя по-спортивному, решили таки даже землю рыть, но отыскать тропу к этому пляжу.

Я забыла сказать, что когда, уже в сумерках второго дня, мы возвращались по саду домой, я заметила несколько плит, присмотрелась к ближайшей и увидела старые, хорошо сделанные, каменные ступени. — О, — подумала я, — они здесь неслучайны. 

Старые, хорошо сделанные, каменные ступени

Чуть дальше на ярусах, идущих книзу, заметила подобные плиты в разных местах. Сверху непонятно было, ступени ли это. Чтобы не обольщаться, я аккуратно предположила вслух, что возможно, эта старая лестница ещё югославских времен (уж очень качественная) и есть та самая тропа к нашему пляжу.

На карте посмотрели, и нам показалось, что этот пляж под названием Опалика (Opaljika). Не его мы в первую очередь искали, но, коль кружим вокруг него уж несколько дней, пора причаливать к нему. 

День начали рано

Рано встали, рано вышли, и сразу пошли к месту, где была плита со ступенями. Сворачиваем вправо и ищем подтверждения ступеней под остальными плитами. Ура! Аллилуйя! Да, красивые ступени были под каждой плитой, и это давало удобный спуск вниз от одного земляного яруса сада к другому. Местами ступени были, будто специально, завалены ветками, будто сокрыты от посторонних глаз. Стало совсем ясно, что кто-то очень не хотел, чтобы об этой тропе знали.

Было понятно послание по всем этим знакам прикрытия — «нечего здесь ходить». Спустились мы вниз на ярусов так десять, в этом месте оливковая роща заканчивалась. И дальше опять начинались заросли.

Неужели это все, ведёт ли тропа дальше, есть ли ступени к самому низу, что здесь за этой стеной кустарников? Мы прислушались, вроде шума воды не слышно, значит, внизу нет ручья или какого-то ещё водяного источника. Внимательно осмотрели кусок стены зарослей и увидели небольшой проход, слегка заросший лианами. О чудо, ступеньки продолжались. Но не сильно радуйтесь, попытавшись пройти, я почувствовала , что спускаться по ним придется невероятно осторожно.

Всё, что осталось от хороших ступеней

На этом спуске ступени были повреждены, сохранились гораздо хуже и находились под лёгким наклоном. Земля, песок и засохшие жёлуди могли стать лёгкой причиной, чтобы ноги просто поехали вниз под тяжестью тела.

Я попыталась присесть, чтобы животом кверху, прижимаясь попой к ступеням, передвигаясь на согнутых ногах и на ладонях, делать передвижения вниз. Но все равно поза была ненадёжной, мне казалось, я просто съеду. Тогда я повернулась на 180 градусов и на четвереньках, раком, спускалась в ров по скользким, вразвалочку, ступеням.

Надо сказать, что таких опасных отрезков было всего два — у самого начала спуска в ров.

Дальше ступеньки выравнивались, и спускаться было довольно просто. Да, скорей это предупреждение (как спускаться) для женщин. Мой муж справился с этим спуском довольно легко, поэтому, мужчины, вам будет, конечно, легче, но просто будьте осторожны на этих опасных отрезках. 

Сказочный овраг

И вот, спустившись по ступеням к самому низу горы, оказались мы в овраге, между двумя возвышенностями. Ну, как тут не поверишь в сказочных существ, когда мы оказались в сказке, будто это не овраг, а волшебный дремучий лес.

Внизу была дорога с большими камнями, покрытыми мхом, которая была когда-то, может, и совсем недавно, дном ручья или речушки, впадающей в море. Ручеёк пересох, но земля оставалась сырой. По краям оврага и у самой дороги росли высоченные деревья в перемешку с густым непроходимым кустарником, с деревьев свисали лианы, будто ветви плакучей ивы, и были похожи на длинные волосы русалки или вилы, которые, видимо, расчёсывали их в этом месте, побуждая деревья вокруг подражать их красоте.

По обеим сторонам оврага — то тут, то там — трепетала крыльями какая-то птица, отгоняя нас, посторонних прохожих, подальше, и напоминая нам о субординации.

Хотя, постойте, может, это вовсе не птица, а все та же вила с крыльями, а мы зашли на ее территорию слишком рано и потревожили ее сон? Ведь она не выносит солнечных лучей, а прячется вслепую в густых темных кустарниках. И не лианы это вовсе, а волосы нежных и грациозных вил, которые спрятались, сплелись в стволах деревьев, заснули, а мокрые от тумана и росы волосы оставили сохнуть на весу, спустив их рядами с деревьев.

С деревьев свисали лианы, будто ветви плакучей ивы

Сырая земля вокруг была изрыта, видно, приходили к утру с рассветом слуги-кабаны и изрыли тут все вокруг, заметая следы козьих и лошадиных копыт вил, следы босоногих фей и борозды от хвостов глазастых русалок. А мы думали, что идём кабаньей тропой, и было бы не плохо иметь с собой какое-нибудь ружье, а не просто спортивные скандинавские палки. 

Случай в лесу

В детстве мы несколькими семьями шли дорогой густого леса: дети и женщины ехали на грузовичке, а мужчины шли впереди пешком.

Мы направлялись на поляну по грибы и по ягоды. Только мужчины прошли, прямо перед грузовиком пробежала матка со своими маленькими поросятами. Это было буквально в нескольких метрах от нас. Удачно же с ней мы не столкнулись, нам повезло. И здесь, в этом месте оврага, я представила эту же картину, а вдруг мы столкнемся с ройщиками леса.

И здесь, в этом месте оврага, я представила эту же картину, а вдруг мы столкнемся с ройщиками леса.

Но вскоре успокоилась, подумав, что в конце-концов это даже ещё не весна, чтобы об этом беспокоиться, и море с пляжем оказались совсем близко.

Мы выходили из зарослей оврага победителями, вот он — наш долгожданный объект.

Мы выходили из зарослей оврага победителями, вот он — наш долгожданный объект.

Нас встречал красивый укромный пляж с живописными скалами, с левой стороны которых располагалась крепость с окнами для огнестрельного оружия. 

Можно было обороняться

Видимо, бухта Опалика была невероятно удобным местом для укрытия пиратов, здесь можно было и отстреляться от врагов, спокойно располагаясь в небольшой  крепости. Мы радостно бегали по пляжу, осматривая его, делали фотки и видео.

Панорама пляжа Опалика

Вдруг у Алексея возникло дикое желание пробраться в эту крепость.

Летом было бы без проблем, немного по воде вплавь, потом немного по скалам — и ты в крепости. Но сейчас,  в слегка утеплённой одежде с телефоном для съёмок, нужно было пробираться по отвесным скалам с нависающей над тобой  угрозой таки свалиться в воду. Но мы рискнули, было сложно, но можно.

Пляж Опалика, вид из крепости

Алексей с задачей справился на отлично — представив себя пиратом, изучил форд изнутри, заставив нас с собакой изрядно понервничать на берегу: Синди просто скулила, а я переживала стоя и молча, думая лишь о том, что, в случае падения, лишь бы себе чего-нибудь не повредил, ведь внизу были камни. 

Отличный вид

Кофе на берегу бухты Опалика

Но все прошло удачно — и вот мы на берегу пьем свой кофе и закусываем припасённой едой.

Но все прошло удачно — и вот мы на берегу пьем свой кофе и закусываем припасённой едой.

Какой же это кайф. Один минус этого пляжа — пробирались мы к нему через свалку мусора — то ли море сюда мусор нашвыряло, то ли редкие туристы так здесь насвинячили на удивление и возмущение кабанам.

Но если вспомнить легенду, что за порядком здесь следят сказочные вилы, готовые мстить тем, кто нарушает чистоту и порядок, советую будущим туристам убирать за собой мусор во избежании всяких там мистических разборок. Мы вот с мужем решили в следующий раз взять спички и розжиг, навести здесь порядок и сжечь этот мусор. Всегда приятно приходить в чистые места. 

Возвращение продлевается

 Той же дорогой, теперь поднимаясь крутой тропой каменной лестницы, мы вернулись на основную дорогу оливкового сада.

Но уходить домой так рано не хотелось...

Но уходить домой так рано не хотелось, искать тропу другого пляжа было уже поздновато, поэтому мы решили узнать, как обстоят дела с тропой из оливкового сада, ведущей к лиманам Русской деревни, которая несколько лет назад была заросшей и непроходимой.

Вид на Лиман 3, (Русская деревня)

В случае прохода, мы вернулись бы в свой район Метеризи через знакомый район Лимана. 

Сначала шли хорошей тропой до самой чесмы — ещё одного источника родниковой воды.

Сначала мы шли хорошей тропой до самой чесмы, ещё одного источника родниковой воды.

Дорога вскоре закончилась, и вниз пришлось спускаться опять высокими ярусами оливкового сада, и в этом месте уже не было ни троп, ни ступеней, нужно было или прыгать, или спускаться, держась руками за камни.

Я с ужасом думала, как будем возвращаться обратно, в случае заросшей к Лиману тропы. На нижнем ярусе оливкового сада обнаружили ту же тропу, которая ещё несколько лет назад через несколько метров уже была заросшей. И сегодня ее кто-то расчистил, догадываюсь кто. Сейчас время строек, в оливковом саду покупают участки и начинают строительство домов.

Старый османский колодец (чесма)

Для стройки нанимают самую дешёвую рабочую силу из Косово, Сербии, Македонии и Албании.

Простые рабочие живут где-то в городе и, не имея машины, часто выбирают путь покороче. Вот они и расчистили эту тропу, сделав проход  из города к оливковому саду короче. Браво! Как хорошо, что в Улцине живет трудолюбивый народ.

Назло всем

А вот здесь на изгибе, на переходе на Лиман, кто-то построил хорошую дорогу к морю. Да, мы слышали про вредного местного с деньгами, который просто закрыл дорогу к морю, где можно было всем купаться и отдыхать, построив всем русским на зло домик на первой линии.

И опять старая ещё югославских времен лестница

Да ладно бы домик!

Этот невежда с баблом просто закрыл для всех людей проход к морю и стал единственным обладателям бухты. Мы решили посмотреть, каково это. Действительно, на всю ширину дороги стоит дом с каменным забором, установлены камеры, пройти невозможно, разве что нарушить закон о частной собственности. 

Вы только представьте, один местный богач, который заработал деньги на этих русских, что покупали у него выгодно участки, взял и от всех, и от своих в том числе, перегородил забором целый пляж, и целую бухту сделал своей, лишив остальных ближайшего пляжа. Улциньский Карабас...

Гадко, мерзко, отвратительно и омерзительно. Что ж, таковы у некоторых тут нравы, пиратское наследие в силе. Куда только смотрят прекрасные вилы? Ах, да, это уже не оливковый сад, поэтому это уже, увы, не их территория. 

Дорога, ведущая налево

   И вот, мы идем через наш русский Лиман, узкой дорогой вдоль домиков-дач знаменитостей (не будем называть их имена).

Увы, район почти пуст, до теплых дней здесь никого не будет, кроме местных и тех немногочисленных русских, которые поселились здесь навсегда. Но таких совсем мало. Доходим к повороту со второго на третий Лиман, и видим слева от моря  какую-то слегка заросшую дорогу. Я предложила пойти по ней. Интересно, куда она нас приведет?

Мы идём ещё одним оврагом, между двух возвышенностей — горой Метеризи (Лиман как раз является подножием Метеризи, от этой возвышенности берет свое начало, уходя лентой вдоль берега в сторону Вальданоса) и горой оливкового сада.

Гора сада бросает в глубину оврага свою большую тень, и место здесь достаточно прохладное и сырое, но не закрытое от солнца.

И вдруг перед нами открывается настоящее зрелище — целая поляна подснежников без снега.

Говорят, что подснежники — предвестники весны.

Видимо, только здесь они выгодно нашли себе прохладное скрытое место, где покрывало белого снега, дающее прохладу и влагу, и свежесть, им абсолютно не нужно. Говорят, что подснежники — предвестники весны. Нас спрашивают, мол, как, в это время, в начале января у вас цветут эти цветы? Не может быть! Хочу напомнить, что в Черногории на побережье зима невероятно кратковременный период, плавно перетекающий из осени в весну. Зимой вовсю цветут розы, а в конце января и в феврале вся земля покроется белым, и начнет кружиться в вальсе белая метель, но не из снега, а из лепестков цветущего миндаля.

Миндаль начнет свою весну, открыв в Черногории сезон цветения, а значит, и весны. 

Миндаль начнет свою весну, открыв в Черногории сезон цветения, а значит, и всечерногорской весны. 

Сказочное место мы прошли нежной поступью, боясь наступить на хрупкие белые лепестки. Но эта поляна была лишь предверием сказки и чуда, которые мы обнаружили дальше.

Старый явор

Пройдя чудесную поляну, мы и не заметили, как оказались в просторном месте оврага, где господствовало одно мощное дерево.

Представьте себе размерчик

Не верили своим глазам, это что? Где мы? Неужели в сказке?

Перед нами с размашистыми мускулистыми ветвями во все стороны, и особенно к небу, раскинулось не просто старое, а древнее дерево.

Его ствол, наверное, можно было бы обхватить, если взялись бы за руки взрослых человек пять, а может, и все семь. Огромный ствол имел рельефные узоры, в которых угадывалась чья-то мимика.

Попробуй обхвати...

Мы не могли прийти в себя от лёгкого шока и удивления, ходили кругами, разглядывая эту безупречность фантазии Мастера, что задумал, сотворил, сохранил и спрятал в сердцевине чащи это Древо.

Остановись! Хватит на сегодня впечатлений, мы больше не вмещаем, бедное сердце просто разорвется от восторга!

Но такое было впечатление, что сегодня все дороги и пути были открыты для нас, и сюрпризы поджидали нас буквально за каждым кустом, и Кто-то очень справедливый компенсировал все неудачные дни поиска и восполнял наши потери.

С другой стороны дерева мы обнаружили аж три дупла: маленькое, среднее и большое.

Третье дупло не вошло в кадр, ждет вашей проверки))

Судя по состоянию тропы, здесь кто-то ходит каждый день. Буквально недалеко от дерева находится ещё одна чесма, ещё один источник воды, но вода бьёт из-под него, создавая ручеёк на земле, который питает корни огромного дерева.

Возле источника расположено старинное каменное корыто, для напоения водой скота. О культе воды в Улцине, подробнее

Древнее корыто, с незапамятных времен

Уж не знаю, используют ли его сегодня по назначению, или оно здесь находится как памятник, напоминающий о былых временах, как декор, но было оно абсолютно чистым и сухим. 

   Видно, что к дереву приходят с любовью, кто-то из фанатов и его поклонников принес несколько новогодних игрушек и украсил ими ветхого днями этой поляны. Мостодонт всей рощи, повелитель олив, вкусивший жизни и соков земли, это древнее дерево своим восхитительным видом старца всегда встречает путника с улыбкой. Не знаю, как это определяется, но мне кажется, это дерево всегда улыбается путнику и щурит глазки по-стариковски. Того и глядишь, загадки начнет загадывать. Ну, вы только посмотрите на его гримасы.

 От дерева на четыре стороны

Не буду рассказывать, как мы добрались к нам на верхушку горы Метеризи (это дерево оказалось буквально под нами, и при хорошей дороге наверх мы бы добрались за 5 минут), но, как всегда, выбрали самый сложный путь, после чего решили срочно купить мачете, и без них больше из дома не выходить.

Подъем на Метеризи, через сады и огороды

Скажу одно:  от этого места, которые местные называют Старый Явор, есть четырыре дороги: одна — заросшая, идущая вверх по склону горы, ведет на Метеризи, вторая — хорошая выводит в оливковый сад и к его дороге, третья — к изгибу и к повороту дороги между вторым и третьим Лиманом, а четвертая — романтичная и живописная, ведёт по вершине склона над Лиманами и выводит к одному из районов  Метеризи. 

Закат накануне Рождества

   Уставшие, переполненные впечатлениями, вернулись домой, пройдя в общей сложности за этот день 12 км сложных участков, и вскоре заснули так крепко, что даже не помнили, снилось ли что нам этой ночью -  в ночь накануне Рождества.












Привет! Нужна помощь, звони